Автор Тема: Речь Шевалье Рамсея  (Прочитано 4755 раз)

0 Користувачів і 1 Гість дивляться цю тему.

Ioabert

  • Старійшина
  • *****
  • Повідомлень: 2 213
  • Reputation Power: 0
  • Ioabert has no influence.
  • Surge et age!
Речь Шевалье Рамсея
« : Січень 14, 2011, 11:04:43 pm »
"Благородное рвение, которое побуждает вас, господа, вступать в благороднейший и преславный орден франкмасонов, есть очевидное доказательство, что вы уже обладаете всеми качествами, необходимыми для того, чтобы стать его членами - гуманностью, высокой нравственностью, умением хранить тайну и вкусом к изящным искусствам.

Ни Ликургу, ни Солону, ни Нуме, ни другим политическим законодателям не удалось сделать свои учреждения долговременными. Какими бы мудрыми ни были их законы, они не смогли стать вечными. Поскольку эти законы подразумевали победы и завоевания, военную агрессию, возвышение одного народа за счет другого, они не могли обладать универсальной властью, не могли стать приемлемыми для вкуса, духа и интересов всех наций. Филантропия не была их основанием. Патриотизм понимался неверно, он толкал к искажениям, часто вообще разрушая в этих военных республиках любовь и человечность. Люди отличали друг друга по несущественным признакам - выговору, одежде, землям, которыми они владели, регалиям, которыми их наделяли.

Но на самом деле весь мир - не что иное, как огромная республика, в которой каждая нация есть семья, а каждый индивид - ее дитя. Наше общество с самого своего основания стремилось возродить и распространить эти важные принципы, заложенные в природе человека. Наше желание - воссоединить всех людей, имеющих просвещенное сознание, утонченные манеры и проницательность, и воссоединить не столько посредством любви к изящным искусствам, сколько посредством великих принципов добродетели, науки и религии, с тем, чтобы интересы братства стали интересами всего человеческого рода; принципов, из которых все нации будут черпать полезное знание и благодаря которым подданные всех царств научатся помогать друг другу, не отказываясь от собственного государства. Наши предшественники, крестоносцы, собрались со всех концов христианского мира в святой земле, тем самым желая соединить в одно братство представителей всех наций. Чем только мы ни обязаны этим превосходным мужам, которые, не имея грубых эгоистических интересов, даже не помышляя о своем врожденном стремлении повелевать, изобрели учреждение, целью которого стало объединение умов и сердец, с тем, чтобы сделать их лучше, а также создание в последующие века духовной империи, в которой, не нарушая всевозможных обязанностей, установленных различными государствами, будет создан новый народ - народ, состоящий из многих наций и в каком-то смысле скрепляющий их все в одно целое посредством добродетели и науки.

Вторая основа нашего общества - здоровая нравственность. Религиозные ордены учреждались для того, чтобы сделать христиан совершенными, военные ордены - чтобы внушить любовь к истинной славе, а орден франкмасонов - чтобы сделать людей отзывчивыми, добрыми гражданами, хорошими подданными, ответственными, верными поклонниками Бога любви, теми, кто больше любит добродетель, чем награду.

Polliciti servare fidem, sanctumque vereri
Numen amicitiae, mores, non munera amare.

Тем не менее, мы не ограничиваем себя одними только гражданскими достоинствами. Наше Братство делится на три разряда: неофиты, или ученики; товарищи, или братья-профессионалы; и мастера, или совершенные братья. Первые изучают добродетели нравственные, вторые - доблестные; третьи - христианские. Тем самым наше учреждение охватывает всю философию чувства и полную теологию сердца. Вот почему один из наших достопочтенных братьев сказал:

Славный великий мастер франкмасонов,
Прими мои первые восторги,
В сердце моем орден породил их,
Счастлив я, если благородные усилия
Заставляют меня заслужить твое уважение,
Возвышая меня к тончайшей,
Первозданной Истине,
К сущности чистой и божественной,
К небесному истоку души,
Источнику жизни и любви.

Из-за того, что достойных людей отталкивает тяжелая, жестокая и человеконенавистническая философия, наши предки, крестоносцы, пожелали сделать ее привлекательной и сочетали ее с невинными удовольствиями, приятной музыкой, чистой игрой и умеренной веселостью. Наши празднества - это вовсе не то, что воображает себе профанный мир и о чем рассуждают вульгарные невежды. Здесь рассеиваются все пороки сердца и души, туда не имеют доступа неверие, распутство, недоверчивость и грубость. Наши праздничные трапезы подобны достойным symposia Горация, где предметом беседы становится только то, что способно просветить душу.

O noctes cenaeque Deum…
Sermo oritur, non de regnis domibusve alienis
… sed quod magis ad nos
Pertinet, et nescire malum est, agitamus; utrumne
Divitiis hominess, an sint virtute beati;
Quidve ad amicitias usus rectumve trahat nos,
Et quae sit natura boni, summumque quid ejus.

Таким образом, благодаря обязательствам, наложенным на вас орденом, вы защищаете собратьев своим авторитетом, просвещаете их своим знанием, наставляете их своими добродетелями, помогаете им в их нуждах, жертвуете любыми личными обидами и стараетесь превыше всего к тому, что укрепляет миролюбие и единство общества.

У нас есть тайны: это секретные знаки и сакральные слова, образующие особый язык; иногда он кажется бессловесным, иногда - чрезвычайно красноречивым. Мы используем этот язык, чтобы общаться друг с другом на далеких расстояниях, и узнавать своих собратьев, говорящих на любом наречии. Таковыми были и слова, которыми обменивались друг с другом крестоносцы, готовясь к неожиданным нападениям сарацин, часто подкрадывавшимся к ним с целью убийства. Эти знаки и слова напоминают какие-то термины нашей науки или некоторые нравственные достоинства, либо же некие таинства веры. То, что происходит у нас, никогда не случалось ни с одним прежним обществом. Наши ложи были устроены и развиты у всех цивилизованных народов, и все-таки из бесчисленного множества братьев никто и никогда не выдавал наших секретов. Даже самых простодушных, неосторожных и не привыкших к молчанию натур учит это великое искусство при их вступлении в наше общество. Такой уж властью над всеми натурами обладает идея братских уз! Эта крепко хранимая тайна властно соединяет представителей всех наций, делает передачу полезных сообщений легкой и взаимной. Много примеров тому мы находим в анналах нашего ордена. Едва лишь нашим братьям, путешествовавшим в тех или иных краях, требовалось получить какую-либо помощь от местных лож, как эта помощь немедленно им оказывалась, даже во времена самых кровавых войн, и благородные заключенные часто находили братьев там, где они ожидали встретить только врагов.

Знайте, господа, что если кто-то из братьев нарушит величественную клятву, связывающую всех нас, то мы наложим на него такие наказания, как угрызения совести, чувство стыда за свое предательство и изгнание из нашего общества, чему вторят прекрасные строки Горация -


Est et fideli tuta silencio
Merces: vetabo qui Cereris sacrum
Vulgarit аrcanum, sub iisdem
Sit trabibus, fragilemque mecum
Salvat phaselum…

Да, господа: знаменитые празднества Цереры в Элевсине, Исиды в Египте, Минервы в Афинах, Урании в Финикии и Дианы в Скифии связаны были с нашими празднествами. В тех местах справлялись мистерии, скрывавшие многие следы древней религии Ноя и патриархов. Они завершались трапезами и возлияниями, и не были ведомы их участникам ни невоздержанность, ни излишества, во что постепенно впали язычники. Источником этих непотребств стал допуск на ночные собрания персон обоего пола, что противоречило первоначальным нравам. Вот для того-то, чтобы предотвратить подобные изъяны, женщинам и запрещено вступать в наш орден. Мы не станем несправедливо полагать, будто представительницы прекрасного пола не способны хранить тайны. Но их присутствие может незаметно испортить чистоту наших принципов и манер.

Четвертое качество, требующееся в нашем ордене - это вкус к полезным наукам и свободным искусствам. Тем самым орден, оказывая покровительство, требует от каждого из нас использовать широту своих взглядов или трудолюбие для великой работы, для исполнения которой не хватит и целой академии, хотя бы потому, что подобные общества немногочисленны по своему составу, а значит, деятельность их членов не в состоянии объять целиком слишком крупный объект исследования. Все великие мастера Германии, Англии, Италии и других мест призывают всех ученых мужей и всех ремесленников братства объединиться и предоставить материалы "Универсальному словарю свободных искусств и полезных наук", за исключением только того, что относится к теологии и политике .

Эта работа уже началась в Лондоне, и благодаря союзу наших братьев она может завершиться уже через несколько лет. В ней не только будут поясняться специальные термины и их этимология, но и излагаться история каждого вида искусства и каждой науки, их принципы и способы действий. Тем самым сведения обо всех народах будут объединены в одной книге, которая станет универсальным собранием всего прекрасного, великого, блестящего, основательного и полезного во всех науках и во всех благородных искусствах. Эта книга будет увеличиваться в размере из века в век, по мере возрастания знания, повсеместно распространяя стремление и вкус к красивым и полезным вещам.

Поэтому слово "франкмасон" не следует понимать в буквальном, грубом и материальном смысле, так, как если бы наши отцы-основатели были простыми каменотесами или же какими-то далекими от жизни гениями, желавшими усовершенствовать искусство. Среди них были не только искусные архитекторы, посвящавшие свой талант и благосостояние сооружению материальных храмов, но также священники и воины-аристократы, которые старались просвещать, наставлять и отстаивать живые храмы Высшего порядка. Я покажу это далее, описав историю или, скорее, восстановление нашего ордена.

Каждая семья, каждая республика, каждая империя, истоки которой теряются в потемках прошлого, имеет свои были и небылицы, легенды и истории. Одни возводят основание нашего ордена к Солону, другие - к Моисею, третьи - к Аврааму, четвертые - к Ною, пятые - к Еноху, который построил первый город, а шестые - даже к самому Адаму. Не имея намерения опровергать эти мнения, я обращусь к вопросам не столь древним. Это часть того, что я собрал в хрониках Великой Британии, в указах парламента, который часто говорит о наших привилегиях, а также в живых традициях английского народа, в котором наше общество развивалось с XI века.

Во времена крестовых походов в Палестине объединились многие правители, аристократы и свободные граждане, дав слово посвятить свои силы восстановлению христианского Храма на святой земле, возвращению священного здания к его истокам. Они условились о некоторых древних знаках и символических словах, взяв их из глубин религии, для того чтобы узнавать друг друга среди язычников и сарацин. Эти знаки и слова сообщались только тем, кто обещал торжественно, а иной раз даже у подножия алтаря, никогда их не открывать. То священное обещание было не отвратительной клятвой, как подчас считается, но почетными узами, соединявших христиан всех национальностей в одном братстве. Некоторое время спустя наш орден образовал тесный союз с рыцарями св. Иоанна Иерусалимского. С этого времени наши ложи стали называться ложами св. Иоанна. Этот союз был создан по примеру евреев, когда они воздвигли Второй Храм, в одной руке держа мастерок и ступку, а в другой - щит и меч.

Поэтому наш орден следует воспринимать не как воскрешение вакханалий, но как братство, основанное в глубокой древности и обновленное в Святой земле нашими предками, желавшими воскресить память о возвышеннейших истинах в гуще стремлений к удовольствиям, что правили обществом. Короли, принцы, лорды возвращались из Палестины в свои земли и открывали там различные ложи. Во время последнего крестового похода немало лож было открыто в Германии, Италии, Испании, Франции, а через Францию - и в Шотландии, из-за тесной связи между французами и шотландцами. Лорд Джеймс Стюарт Шотландский был Великим мастером ложи, основанной в Килвиннинге на западе Шотландии в 1296 году, вскоре после смерти короля Шотландии Александра III, и за год до того, как взошел на престол Джон Бэлиол. Этот лорд принял в свою масонскую ложу ярлов Глочестера и Ульстера, т. е. англичанина и ирландца.

Но постепенно во многих местах нашими ложами и ритуалами стали пренебрегать. Вот почему из многих историков только историки Великобритании упоминают о нашем ордене. Но несмотря ни на что, он сохранил свое значение у тех шотландцев, кому короли Франции в течение столетий доверяли охрану своих персон.

После плачевных результатов крестовых походов, после поражения христианских армий и триумфа Бендокдара , султана Египетского, во время 8-го, и последнего, похода, великий принц Эдвард, сын английского короля Генриха III, видя, что его собратьям уже не стало спокойствия в святой земле, из коей удалялись христианские военные отряды, отвел их обратно на родину, и эта братская колония обосновалась в Англии. Принц, наделенный всеми качествами героя, любивший изящные искусства, объявил себя покровителем нашего ордена, добавил к нему новые привилегии, а затем члены братства взяли себе имя "франкмасоны", по примеру свох предков.

С этого-то времени Великобритания и стала оплотом нашего ордена, хранительницей наших законов, сокровищницей наших таинств. Трагические религиозные распри, которые будоражили и терзали Европу в XVI в., стали причиной утраты нашим орденом благородства своего происхождения. Многие наши ритуалы и обычаи, противные предрассудкам эпохи, были изменены, затушеваны, подавлены. Именно по этой причине многие собратья забыли, подобно древним евреям, дух наших законов, сохранив только букву и внешний слой. Начало выздоровлению уже было положено. Надо лишь продолжить его, чтобы в конце концов все пришло к своему изначальному положению. Эта работа не может быть трудной в государстве, в котором религия и правительство могут только приветствовать наши законоположения.

Пришедшее из Британских островов королевское искусство теперь распространяется во Франции, находящейся под властью самого дружелюбного из королей, чья человечность оживляет все его достоинства, и управляемой Наставником , который воплотил на деле все то, что только можно себе представить. В этот счастливый век, когда любовь к миру возобладала в сердцах героев, эта нация [Франция], одна из самых духовных в Европе, станет центром ордена. Она окружит нашу работу, наши статуты и наши обычаи грацией, утонченностью и хорошим вкусом - важными качествами ордена, основа которого состоит в мудрости, силе и красоте гения. В будущем в наших ложах, словно в общественных школах, французы станут изучать, не пускаясь в путешествия, характеры всех народов, и люди из других стран поймут, что Франция есть дом всех народов. Patria gentis humanae".
"Гpyдa камней перестает быть просто камнем, когда кто-то смотрит на нее, держа в голове идею Собора"

Антуан Мари Жан-Батист Роже де Сент-Экзюпери

**********************************************************************
"В масонстве Вы узнаете то, что найдёте в нём сами..."   Освальд Вирт. 1937